ПОИСК ПО САЙТУ

Медиа-Центр Ассоциации

Статьи и интервью
Видеоматериалы
«Задачи и перспективы российского станкостроения».
Интервью президента Ассоциации Самодурова Г.В. журналу «Металлы Евразии»
ОКТЯБРЬ 2021 г.
В условиях санкционных ограничений нам пришлось скорректировать подходы к обеспечению взаимодействия с членами Ассоциации. Была, в частности, разработана концепция...
Интервью президента Ассоциации Самодурова Г.В. пресс-службе ООО «СтанкоМашСтрой»
ИЮЛЬ 2021 г.
Сегодня Ассоциация «Станкоинструмент» объединяет практически более 90% всех российских предприятий станкоинструментальной отрасли. Ежегодно в нашу организацию вступает 7-10 организаций. Сейчас общее их количество — около...
«Страна живет и развивается, когда работает фондообразующая отрасль»
ИЮЛЬ 2021 г.
Интервью президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г.В. о развитии станкоинструментальной отрасли.
«Сегодня наши станки ни в чем не уступают зарубежным»
АПРЕЛЬ 2021 г.
Журнал «Регионы России» опубликовал большое интервью президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г. В. о поддержке и развитии станкостроения в России.
«Импульс к развитию: как производство в РФ преодолевает кризис»
ДЕКАБРЬ 2020 г.
2020 год по праву можно назвать одним из самых сложных в новейшей истории России. Пандемия коронавируса и последовавшее за ней критическое падение многих отраслей тяжёлым катком проехалась по экономике нашей страны, итак находящейся в непростом положении.
ЗАКРЫТЬ
«Задачи и перспективы российского станкостроения».
Интервью президента Ассоциации Самодурова Г.В. журналу «Металлы Евразии»
Журнал «Металлы Евразии» № 4, 2021

Георгий Самодуров, президент Ассоциации «Станкоинструмент», заслуженный машиностроитель РФ.

— Георгий Васильевич, какую деятельность ведет Ассоциация «Станкоинструмент»? Каковы ее задачи и направления работы?
— Ассоциация объединяет предприятия станкоинструментальной промышленности выпускающие более 90% продукции.

В условиях санкционных ограничений нам пришлось скорректировать подходы к обеспечению взаимодействия с членами Ассоциации. Была, в частности, разработана Концепция повышения конкурентоспособности отечественных предприятий станкоинструментальной отрасли. Она предусматривает усиление работы для достижения одной из главных целей — увеличения доли рынка, занимаемой российской продукцией. В составе Ассоциации создаются 4 новых подразделения: департамент финансового обеспечения и тендерной деятельности предприятий; департамент маркетинга и инженерных решений и департамент по разработке и реализации энергетической политики для предприятий, которые входят в Ассоциацию. Задача этих структур — оказывать прямое содействие предприятиям в получении конкурентных преимуществ на всех этапах создания и реализации их продукции. Мы можем обеспечить изготовление конкретного изделия, описать его характеристики, предложить технологию производства самых сложных деталей и, что особенно важно, финансовый механизм продвижения этого изделия до конечного потребителя. Предполагается объединить финансовые потоки членов ассоциации, которые, по нашим оценкам, составляют 130 млрд руб. в год, и путем создания отраслевого банка с участием КБ «Столичный кредит» добиться решения многих финансовых вопросов в интересах наших предприятий.

Некоторые предприятия уже успели оценить выгоды такого взаимодействия. Например, ООО «ПТЦ «Вектор» получило кредит, а Ишимбайский станкоремонтный завод, станкозавод «ТБС» и НПО «Промтех» воспользовались лимитами на банковские гарантии. Есть целый ряд конкретных решений для предприятий.

Созданные департаменты будут заниматься углублением интеграции в производственной, инжиниринговой, маркетинговой и финансовой сферах. Предприятия получат широкий доступ к механизмам государственной поддержки, различным финансовым продуктам и инструментам, к ресурсам отраслевого фонда поддержки предприятий Ассоциации. Им будут предоставлены услуги по инжинирингу в сфере машиностроительного проектирования (разработке технологии, нового продукта, модернизации производства) и энергосберегающим методам работы, а также доступ к современным маркетинговым инструментам в изучении спроса, продвижении товара, создании новых и защите существующих брендов и т. д. Свои продукты предприятия отрасли могут продвигать и через постоянно действующую интернет-выставку на сайте Ассоциации, где размещен полный каталог выпускаемой продукции членов Ассоциации.

— Какие текущие проблемы требуют повышенного внимания?
— Станкостроителям очень непросто работать с предприятиями естественных монополий, особенно в части энергообеспечения. Есть заводы, где находятся крупные энергопотребляющие объекты, а характер технологических процессов предполагает поддержание непрерывного цикла производства. Из-за высоких энерготарифов такие предприятия находятся в особенно сложных условиях. Выход из этой ситуации мы видим (и уже конкретно занимаемся этим вопросом) в переходе на газогенерацию и получению тарифов по электроэнергии на 20÷25% ниже существующих.

Принимая во внимание остроту проблемы, сложившуюся во многих регионах со свалками и мусорными полигонами, для которых уже не находится свободного места, мы работаем над проектом создания мусороперерабатывающих комплексов со 100%-ной переработкой твердых коммунальных отходов (ТКО). Благодаря сотрудничеству с предприятиями оборонно-промышленного сектора у нас уже есть инженерное решение этой проблемы, ведется разработка и изготовление необходимого оборудования на базе рязанского завода «Тяжпрессмаш». В скором времени мы предложим агрегат на основе модуля термохимической конверсии с последующей переработкой всех отходов, который будет вырабатывать топливо. В итоге решается целый комплекс проблем. Главное будут перерабатываться 100% ТКО.
К числу приоритетных задач также относится научное обеспечение деятельности предприятий отрасли и выполнение НИОКР для заводов.

Ещё одна важная тема — организация выпуска оборудования для резиносмешения. Сегодня это 100% импорт.

— Российские предприятия продолжают в большом количестве закупать за рубежом не только станки, но и комплектующие для металлообрабатывающего оборудования. Что делается для ускорения процесса импортозамещения в этой сфере?
— Ассоциация осуществила комплекс мер в этом направлении. Собрана информация о предприятиях и организациях, планирующих организовать производство отдельных видов такой продукции, в том числе на заводах ОПК. Были проанализированы меры государственной поддержки, направленные на создание условий для производства наиболее сложных и ответственных узлов и изделий для металлообрабатывающего оборудования (МОО). По итогам проведенного анализа подготовлена записка с предложениями, которую мы представили в Аппарат Правительства Р Ф, Коллегию ВПК, Минпромторг и Минэкономразвития России.
Перечень комплектующих изделий мы разделили на 6 блоков в зависимости от использования МОО, состояния производства и перспектив организации выпуска данной продукции.

К первому, критически значимому блоку, относятся линейные прецизионные направляющие качения, производство которых в России отсутствует, и все потребности в них удовлетворяются за счет импорта.

Второй блок составляют изделия, для производства которых необходимо привлечение предприятий ОПК в рамках программы «Конверсия». В список этих изделий, в частности, входят:
  • компоненты для систем ЧПУ и других систем управления;
  • двигатели и преобразователи;
  • системы стабилизации положения оси шпинделя;
  • револьверные головки с приводным инструментом;
  • поворотные головки к пятиосевым обрабатывающим центрам.
Освоение выпуска комплектующих изделий по конверсии связано со значительными накладными расходами, уровень которых для предприятий ОПК в силу их специализации обоснован, но для гражданской продукции он очень высок и ведет к завышенным ценам, а значит, к неконкурентоспособности этих изделий. Очевидно, решением этой проблемы должны заниматься государственные структуры. Это системная проблема для выпуска гражданской продукции на предприятиях ОПК.

Третий блок — изделия, для организации серийного производства которых требуется привлечение зарубежных партнеров и инвесторов. В этом списке представлены шариковые и роликовые винтовые передачи, гидравлика, зажимные патроны.

Четвертый блок — изделия, производство которых в России освоено, но технические параметры пока не соответствуют мировому уровню. К их числу относятся подшипники, поворотные прецизионные столы, моторы-шпиндели для главного привода станков, выдвижные прецизионные узлы и др.

Пятый блок — изделия и продукты, производство которых необходимо осваивать в России. В эту группу входят системы ЧПУ для суперточных станков, лазерные технологические системы для станков, редукторы, а также смазки и технические жидкости.

Шестой блок составляют разного рода крепежные детали, фитинги, шланги, шарнирные узлы, насосы, трубы и т. п. изделия, производство которые не обязательно локализовать в России — их можно приобретать и на внешнем рынке, если это более предпочтительно по цене, качеству и условиям поставок.

— Какие решения требуются, чтобы организовать в нашей стране производство комплектующих изделий, имеющих критически важное значение для российской промышленности?
— Остро необходимо создание собственного производства линейных прецизионных направляющих качения, тем более что сроки их поставки из-за рубежа составляют около 12 месяцев. Финансировать эти проекты, вероятно, нужно за счет государственного бюджета. Одной только станкостроительной промышленности требуется до 5 тысяч комплектов этого оборудования в год, что составляет 30% от общего спроса российского рынка. В больших количествах линейные прецизионные направляющие требуются также судостроению, авиастроению, сельхозмашиностроению, производителям медицинской аппаратуры, предприятиям других машиностроительных отраслей.

Если для организации серийного выпуска комплектующих требуется привлекать зарубежных партнеров и инвесторов, то в таких случаях следует предоставлять гарантии компаниям, выразившим готовность к сотрудничеству, и на начальном этапе обеспечить их госзаказами в целях стимулирования производства. Как одну из форм организации производства с иностранным участием можно рассматривать создание совместных предприятий.

— На какую государственную поддержку могут сегодня рассчитывать те, кто возьмется за организацию выпуска критически важных станочных комплектующих?
— В настоящее время нет программы организации выпуска комплектующих изделий, поэтому нет и соответствующей конкретной поддержки. Имеются различные механизмы в рамках ФРП, СПИК-2, но они трудно применимы к данному направлению. Можно отметить, что на состоявшемся 29 июня текущего года заседании Коллегии ВПК «О проблемах и перспективах развития станкостроения в РФ» рассматривалась эффективность постановлений, принятых в 2020 году. Ассоциация «Станкоинструмент» в своем докладе на этом заседании отметила, что программа производства комплектующих для отрасли так и не подготовлена. Также пришлось констатировать, что сегодня явно недостаточен уровень развития отраслевой науки, не обеспечено должным образом финансирование НИОКР, а подготовка специалистов для отрасли отстает от требований сегодняшнего дня. По всем перечисленным вопросам мы внесли свои предложения. Кроме того, Ассоциация недавно выступила с инициативой создания Совета по развитию станкоинструментальной отрасли под эгидой Минпромторга России. Одной из задач этой структуры как раз и могла бы стать выработка программы выпуска комплектующих изделий.

— Есть ли примеры успешных проектов по организации выпуска станочных комплектующих?
— Конечно, и они не единичны. Так, на базе ЗАО «Вологодский подшипниковый завод» по инициативе нашей Ассоциации организовано производство прецизионных подшипников. В ПО «Старт им. М.В. Проценко» налаживается выпуск револьверных головок. Можно также отметить успешную работу в этом направлении на предприятиях в Стерлитамаке, Пензе и Самаре.

— Могли бы вы обозначить основные точки роста и проблемы, исходя из показателей работы отрасли за последние годы?
— Статистика не всегда в достаточной мере отражает тенденции и процессы, происходящие в отрасли. И все-таки можно с определенной уверенностью говорить о достигнутой положительной динамике. В последние время производство продукции у нас растет темпами от 4−6 до 12% в год. Если ознакомиться с итогами за истекшие 5 лет, то особенно радует опережающий рост выпуска наиболее сложных и высокотехнологичных видов оборудования — станков с ЧПУ и обрабатывающих центров. Их производство в этот период увеличивалось на 7−11% в год. Для нас это очень важный показатель, поскольку в такого рода продукции воплощено много инновационных решений и достижений инженерной мысли, что свидетельствует о потенциале отрасли.

Даже в условиях пандемии и действия международных санкций предприятия Ассоциации «Станкоинструмент» сумели сохранить положительные темпы. В 2020 году выпуск нашей продукции увеличился в целом на 3÷4% по сравнению с показателями 2019 года. При этом производство станков выросло на 7,7%, а кузнечно-прессовое, литейное и заготовительное производства показали рост на 9,8%.

Определенные успехи можно отметить на экспортном направлении. В 2020 году увеличились поставки на внешние рынки. Российские экспортеры поставили свою продукцию в 48 стран мира, в том числе в такие страны с развитым станкостроением, как Германия, Италия, Великобритания, США, Япония и Южная Корея. При этом импорт станочного оборудования в Россию за тот же период сократился на 30%. Получается, что ограничительные меры западных стран, введенные против нас, наносят ущерб их же компаниям, которые несут потери из-за спада продаж.

— Какими новыми мерами государственной поддержки могут воспользоваться отечественные предприятия станкоинструментальной промышленности?
В прошлом году Правительство Р Ф приняло ряд важных для отрасли решений. В настоящее время все они действуют. К числу этих документов относятся следующие:
  • Постановление Правительства от 30 апреля № 616, которым вводится запрет на закупку предприятиями ОПК импортного оборудования при наличии российского аналога. На мой взгляд, это — одна из ключевых мер, способствующих развитию собственного производства без бюджетных вливаний;
  • Постановление Правительства от 10 августа № 1206 о правилах субсидирования производителей станкоинструментальной продукции в целях предоставления покупателям скидки при ее приобретении. Такой механизм действует во многих странах, и он успешно зарекомендовал себя в России, что видно, в частности, на примере развития внутреннего рынка сельхозтехники. Теперь эта мера поддержки доступна для станкостроителей и потребителей их продукции. В 2020 году ею воспользовались уже 9 предприятий отрасли;
  • Постановление Правительства от 26 августа № 1289 об авансировании государственных контрактов на поставку промышленных товаров. Оно вступило в силу в текущем году и касается предприятий, которые, начиная с 2020 года, производят продукцию для государственных и муниципальных нужд, обороноспособности и безопасности страны. В этих случаях производство заказанного оборудования авансируется в объеме не менее чем на 80% при наличии бюджетных ассигнований;
  • Постановление Правительства от 3 декабря № 2013 о минимальной доле закупок товаров российского происхождения. Оно устраняет разночтения между ФЗ № 223 и ФЗ № 44, которые определяли процедуру закупки оборудования. Данный документ устанавливает с 1 января 2021 года объем закупки российского оборудования и инструмента в станкостроительной отрасли на уровне 60−70% с увеличением этой доли в 2022 и 2023 годах.
Меры господдержки, безусловно, дают результат, но за их практическим осуществлением необходимо постоянно следить.

— Вы называли кадровую проблему в числе наиболее острых. Какие меры предлагаются для ее решения?
— Эту проблему я разделяю на три части: кадры рабочих профессий, кадры управленцев среднего звена и инженерные кадры на уровне высшего образования. Если говорить об инженерных кадрах, то с ними ситуация более или менее приемлемая. Нам удалось сохранить систему их подготовки во многом благодаря тому, что все профильные вузы финансировались и финансируются за счет государства. Колледжи растеряли значительную часть прежнего потенциала, но в последнее время постепенно возрождаются. А вот что касается рабочих профессий, то здесь — серьезный провал, который все более углубляется по мере того, как высококвалифицированные работники уходят по возрасту. Предприятия пытаются самостоятельно готовить смену, но, на мой взгляд, в решении этой задачи нам не обойтись без господдержки, в том числе путем создания современных, хорошо оснащенных центров подготовки кадров для российского станкостроения.

В связи с разговором о кадрах хотелось бы особо подчеркнуть, что людям, которые приходят работать на заводы в качестве организаторов производства на различных должностях, следует иметь базовое инженерное образование и постоянно повышать его уровень. Любой руководитель — это генератор идей, а без профессиональных знаний он не будет способен точно сформулировать задачи и добиться их реализации.

— Каковы прогнозы в отношении российского станкостроения на ближайшие 5 лет и более отдаленную перспективу? Можно ли быть уверенным, что оно вновь вернет себе достойное место в экономике страны и на мировом рынке, как это было во времена СССР?
— Наша главная задача состоит в том, чтобы изменить отрасль к лучшему. Ориентиры на будущее задает «Стратегия развития станкоинструментальной промышленности до 2035 года», утвержденная Распоряжением Правительства Р Ф от 5 ноября 2020 года № 2869-р. Ассоциация совместно с отраслевым сообществом принимала участие в ее разработке. Планируется подготовить и утвердить на уровне Минпромторга России детальный план реализации положений этого документа.

Согласно Стратегии, к 2035 году объем производства станкоинструментальной продукции должен вырасти в 2,4 раза по сравнению с 2019 годом и достичь 79,5 млрд руб. Также поставлена задача увеличить объем экспорта в 2,6 раза — до 16,5 млрд руб. Стратегией заданы показатели по локализации производства станков до 70% и изготовлению комплектующих в объеме 11,1 млрд руб.

Облик отрасли изменится уже в ближайшие 5 лет. Хотя эти изменения и не будут столь масштабными, но их ощутят и сами станкостроители, и те, кто приобретает их продукцию.
Хотел бы высказать уверенность в том, что активная позиция работников отечественной станкоинструментальной промышленности в сочетании с мерами господдержки приведет в обозримом будущем к существенному снижению зависимости отрасли от импорта и к занятию Россией достойного места в мировом станкостроении.

Беседу вел Владимир Чибирев
More products
Интервью президента Ассоциации Самодурова Г.В. пресс-службе ООО «СтанкоМашСтрой»
Президент Ассоциации Самодуров Г.В. дал интервью пресс-службе ООО «СтанкоМашСтрой».

— Какой Вы видите Ассоциацию «Станкоинструмент» сегодня и завтра?
— Сегодня Ассоциация «Станкоинструмент» объединяет практически более 90% всех российских предприятий станкоинструментальной отрасли. Ежегодно в нашу организацию вступает 7−10 организаций. Сейчас общее их количество — около 180. Пандемия изменила наш подход ко многим вопросам. Год назад мы начали менять вектор развития Ассоциации с уклоном на оказание поддержки и помощи предприятиям в вопросах маркетинговых услуг и продвижению их продукции с учетом положения Ассоциации, как отраслевого союза, который контактирует с десятками различных предприятий оборонно-промышленного комплекса, а также с гражданскими предприятиями машиностроения и со сферой энергетики.

— Георгий Васильевич, расскажите подробнее о направлениях развития Ассоциации?
— Деятельность предприятий и организаций Ассоциации в условиях пандемии 2020 г. и ужесточения санкционных ограничений вызвала необходимость частичного изменения подходов в организации нашего взаимодействия.

В рамках практической помощи и поддержки деятельности предприятий Ассоциации «Станкоинструмент» разработана «Концепция повышения конкурентоспособности отечественных предприятий станкоинструментальной отрасли». Она предусматривает дальнейшее движение Ассоциации в направлении реализации главной цели — увеличения доли рынка продукции отечественной станкоинструментальной отрасли.

С этой целью в Ассоциации ведется работа по созданию 3-х новых департаментов:
  1. Департамента финансового обеспечения, в том числе, тендерной деятельности предприятий Ассоциации;
  2. Департамента маркетинга и инженерных решений;
  3. Департамента по разработке и реализации энергетической политики для предприятий Ассоциации.

Практическая значимость создаваемых структур состоит в прямом содействии в получении конкурентных преимуществ на всех этапах создания и реализации продукции предприятий.

Эти конкурентные преимущества могут быть получены в рамках отраслевого сообщества, так как именно в этих условиях можно максимально обеспечить интеграцию представленных возможностей. Мы можем обеспечить изготовление конкретного изделия, описать его характеристики и предложить технологию изготовления самых сложных деталей и, что важно и ново, предлагаем финансовый механизм продвижения этого изделия до конечного потребителя.

Это возможно, в первую очередь, за счет объединения финансовых потоков членов Ассоциации, которые в настоящее время, разрознены между различными банками и составляют по нашим оценкам 120−130 млрд. рублей в год. За счет создания на базе банка ООО «КБ «Столичный кредит» отраслевого банка можно обеспечить решение многих финансовых вопросов членов Ассоциации.

Методология работы создаваемых департаментов — это интеграция производственной, инжиниринговой, маркетинговой и финансовой деятельности в рамках Ассоциации «Станкоинструмент».

Предприятия Ассоциации получают реальный доступ:
  • к государственной поддержке предприятий путем принятия соответствующих законов для поддержки отрасли;
  • к современным финансовым продуктам и инструментам (кредитование, лизинг, факторинг, банковские гарантии, получение лимитов, инвестирование, ссуды);
  • к услугам отраслевого фонда поддержки предприятий Ассоциации;
  • к услугам по инжинирингу в сфере машиностроительного проектирования (разработка технологии, запуск и\или модернизация производства, разработка нового продукта);
  • к внедрению ПО и аппаратных средств, повышению эффективности производства, к цифровизации производства и т. д.);
  • к современным маркетинговым инструментам (маркетплейсу под эгидой Ассоциации, помощи в изучение спроса, продвижении товара на всех этапах жизненного цикла, создании новых и защите существующих брендов, стратегический анализ и т. д.);
  • к отраслевой кооперации с целью снижения издержек;
  • к энергосберегающим методам работы предприятий.

В ходе проведения подготовительных работ была подтверждена значимость и востребованность предоставления новых услуг предприятиям членам Ассоциации.
В настоящее время уже оказана помощь в получении финансовых продуктов предприятиям:

Мы предлагаем не только продукт, но и механизм его продвижения. Это колоссальное конкурентное преимущество для станкоинструментальной отрасли, поэтому Ассоциация очень серьезно занимается этими вопросами.

Кроме того, мы кардинально переработали наш вебсайт, организовав постоянно действующую интернет-выставку всех предприятий, входящих в Ассоциацию, и разместив на ее базе полный каталог продукции, выпускаемой членами нашей Ассоциации. Причем эти работы идут на постоянной основе, что гарантирует высокую степень актуальности представленной информации. 

— Какие пилотные проекты на данный момент отрабатываете? Руководители предприятий обращаются с насущными вопросами, которые хотелось бы решить?
— Сегодня, я знаю, как непросто станкоинструментальному сообществу работать с предприятиями естественных монополий, особенно с вопросами, связанными с энергообеспечением. Есть предприятия, на которых работают крупные энергопотребляющие объекты, где характер технологических процессов для изготовления продукции требует производства с непрерывным циклом. Из-за тарифной политики они находятся в колоссально сложных условиях. Поэтому в данный момент с некоторыми заводами прорабатываем конкретно этот вопрос. Планируется на таких предприятиях за счет газогенерации, что является экономически выгоднее с учетом действующих тарифов, обеспечить решение этой сложнейшей задачи.

Кроме этого, сейчас Ассоциация «Станкоинструмент» занимается проектом, направленным на создание мусороперерабатывающих комплексов со стопроцентной переработкой ТКО. У нас есть инженерное решение этой проблемы за счет сотрудничества с предприятиями оборонно-промышленного комплекса. Сейчас идет разработка и изготовление изделий на базе Рязанского завода «Тяжпрессмаш». Суть заключается в том, что создается агрегат на основе модуля термохимической конверсии с последующей 100%-й переработкой всех отходов. В результате будет вырабатываться RDF-топливо, которое потом сможет активно применяться для решения целого комплекса проблем. Мы разработали блок-схему по его применению.

Кроме этого на текущий год у нас есть комплекс задач по решению проблемы научного обеспечения деятельности предприятий отрасли, о реализации НИОКР для заводов, организация создания программы производства комплектующих изделий и др.

— И, в завершение интервью, Георгий Васильевич, назовите три главных ваших жизненных постулата?
  1. Каждый человек сам является творцом своей судьбы. Если вы ставите перед собой цели и все делаете для того, чтобы их достичь, вы их обязательно достигнете!
  2. В жизни нужно пройти через все испытания, которые тебе выпадают. И хорошие, и, может быть, плохие, но ты, как личность, как человек, должен подходить к тому, что все эти испытания ты должен пройти с честью.
  3. Все, что ни делается, все — к лучшему. В любом событии есть одна и вторая стороны. Нужно во всех событиях видеть позитивное и хорошее.
More products
«Страна живет и развивается, когда работает фондообразующая отрасль»
О развитии станкоинструментальной отрасли.
— Георгий Васильевич, обозначьте, пожалуйста, основные точки роста и актуальные вопросы, над которыми необходимо еще поработать с учетом общих показателей за 2020 год и за последние 5 лет?
— Статистика не всегда отражают те тенденции и процессы, которые происходят в отрасли. Каждый год у нас увеличивается объем производства продукции, которая выпускается предприятиями отрасли, в целом от 4−6% до 12%. Это очень хороший показатель. Особенно радует то, что увеличивается производство станков с ЧПУ, обрабатывающих центров, т. е. высокотехнологичных продуктов, в которых гораздо больше инновационных решений и достижений инженерной мысли. С прошлого года ежегодный рост производства станков с ЧПУ и обрабатывающих центров находится на уровне 7% и 11% соответственно.

— В целом, как завершили 2020 год?
— Несмотря на пандемию и международные санкции, предприятия Ассоциации в 2020 году показали рост производства продукции в станкоинструментальной отрасли на 101−103% в целом. Если подробнее, то по производству станков в сравнении с 2019 годом — 107,7%, по кузнечно-прессовому, литейному и заготовительному производствам составил 109,8%, а по инструментальному комплексу произошло снижение до 96,3%. Итоги 1-го квартала 2021 года находятся на уровне аналогичного периода прошлого года и составляют 102−103%, и это все благодаря детальной совместной работе Ассоциации с предприятиями.

— Георгий Васильевич, каковы результаты экспортной деятельности за 2020 год?
— За прошлый год российские станкостроители поставили на экспорт 712 единиц оборудования в 48 стран мира. Среди них Германия, Италия, Англия, а, например, в США поставили больше станков, чем импортировали у них. Есть поставки в Японию, Китай, Южную Корею. В прошлом году экспорт увеличился, несмотря на ограничительные меры наших западных партнеров.

— Перейдем от экспорта к импорту. Есть ли в данном направлении положительная динамика?
— В прошлом году производство российских станков и прессов выросло, а импорт сократился на 30% за счет сокращения закупок. Эти ограничительные меры, которые вводятся в иностранных государствах, привели к тому, что их компании страдают из-за происходящего спада продаж высокотехнологичного оборудования. Я считаю, что, во-первых, российская промышленность не пострадала вообще и тенденция по росту производства будет потихоньку нарастать. Во-вторых, многие вещи, которые предлагают российские производители, могут быть востребованы. Мое мнение основано на том, что мы на протяжении 5−6 лет имеем ежегодный прирост в объеме производства.

— Развитие любой отрасли невозможно реализовать без государственной поддержки. Какие существуют федеральные государственные программы поддержки станкостроительной отрасли? Есть ли у Вас еще предложения по внедрению дополнительных мер с целью более успешного развития на последующие годы?
— Приняты и действуют пять постановлений Правительства Р Ф за прошлый год, которые касаются отрасли. Так, 10 августа 2020 года вышло ПП № 1206 «Об утверждении Правил предоставления субсидий из федерального бюджета производителям станкоинструментальной продукции в целях предоставления покупателям скидки при приобретении такой продукции». Оно вводит в станкоинструментальной отрасли субсидии для закупки продукции, если у потенциального потребителя не хватает финансовых ресурсов. Этот механизм дает возможность снизить цену для потребителя, а чтобы производитель не ощущал финансовых потерь, разница в цене субсидируется предприятиям из федерального бюджета. Это очень хорошая и важная мера. Такой механизм существует во многих странах. Он дает возможность увеличивать внутренний рынок потребления продукции. В 2020 году уже девять предприятий, входящих в Ассоциацию, благополучно воспользовались этой мерой поддержки.

Также было принято ПП РФ № 1289 от 26 августа 2020 года «Об авансировании договоров (государственных контрактов) о поставке промышленных товаров для государственных и муниципальных нужд, а также нужд обороны страны и безопасности государства». Его суть заключается в том, что, начиная с 2020 года, предприятиям, которые работают на нужды страны и безопасность государства и используют федеральный бюджет при закупках отечественного продукта, производство заказанного оборудования авансируется не менее чем на 80% при наличии бюджетных ассигнований. Это постановление с этого года начинает активно работать.

Следующее ПП РФ № 2013 от 03 декабря 2020 года «О минимальной доле закупок товаров российского происхождения» устраняет разночтения между ФЗ № 223 и ФЗ № 44, которые устанавливали процедуру закупки оборудования. Данный документ с 1 января 2021 года устанавливает объем закупки оборудования и инструмента в станкостроительной отрасли в объеме 60−70%, и с увеличением этой доли в 2022 и 2023 гг.

Наша задача — это изменить отрасль в лучшую сторону. Поэтому важным решением является Распоряжение Правительства Р Ф от 05 ноября 2020 года, в котором утверждена «Стратегия развития станкоинструментальной промышленности до 2035 года» под № 2869-р. Ассоциация, совместно с отраслевым сообществом, принимала участие в его подготовке и разработке. Мы вместе с Минпромторгом Р Ф договорились, что в рамках Стратегии будем утверждать конкретный план мероприятий для ее реализации.

И в заключение, 30 апреля 2020 года вышло ПП РФ № 616 «Об установлении запрета на допуск промышленных товаров, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для государственных и муниципальных нужд, а также промышленных товаров, происходящих из иностранных государств, работа (услуг), выполняемых (оказываемых) иностранными лицами, для целей осуществления закупок для нужд обороны страны и безопасности государства». Данный документ устанавливает запрет на закупку предприятиями ОПК импортного оборудования при наличии российского аналога. Я считаю, что это одно из ключевых постановлений, которое было инициировано Ассоциацией еще в 2011 году для развития внутреннего рынка без бюджетного финансового вливания.

Меры господдержки, безусловно, дают свой результат, но за их выполнением необходимо очень тщательно следить экспертному сообществу для их эффективной реализации.

— На заседании совета ТПП России, где Вы участвовали, был затронут вопрос подготовки высококвалифицированных кадров для отрасли станкостроения. Расскажите, какие меры предпринимаются, чтобы исключить кадровый дефицит для станкоинструментальной отрасли?
— Я разделяю подготовку кадров на 3 блока: подготовка кадров рабочих профессий, подготовка кадров среднего звена управленцев в колледжах, техникумах и подготовка кадров на уровне высшей школы инженерных профессий. Если говорить о высшей школе, то она сохранилась в большей степени, по отношению к двум другим. Мы понимаем, что у нас все высшие учебные заведения, которые стали сегодня университетами и академиями, финансировались за счет государства, поэтому она смогла сохранить свои позиции. Что касается среднего звена и колледжей, то во многом они за это время растеряли свой статус и уровень, но сейчас возрождаются, а вот, что касается подготовки рабочих профессий, то это — самая страшная беда. Потому что, все больше и больше по возрасту из отрасли уходят высококвалифицированные рабочие, и многие предприятия вынуждены сами готовить новые кадры под определенные локальные задачи. Однако не каждое предприятие обладает такой финансовой возможностью. Это одна из серьезных проблем в российском станкостроении, поэтому необходима государственная поддержка для устранения дефицита рабочих кадров. Необходимо создавать центры подготовки рабочих профессий.

Я считаю, что люди, которые приходят работать в станкоинструментальную отрасль на конкретное предприятие, должны иметь хорошее базовое инженерное образование. Потому что любой руководитель в первую очередь — это идеолог и генератор идей, а их реализация невозможна без хорошего базового образования, без повышения своего уровня и стремления к самообразованию.

— Георгий Васильевич, давайте посмотрим в будущее, какое оно для станкостроительной отрасли? По каким этапам пойдет? Какой облик станкостроения будет через 5 и 10 лет?
— Я абсолютно убежден, что через 5 лет с российским станкостроением будут происходить позитивные изменения, но не такие масштабные, как хотелось бы видеть. Облик отрасли за этот период однозначно изменится, но не сильно. Все больше внедряется концепция сборочных производств по разработке и созданию ноу-хау. На конкретной площадке осуществляется создание интеллектуальной разработки с ключевыми компетенциями, которые определяют технический уровень и качество выпускаемого оборудования. А изготовление остальных узлов и деталей будет отдаваться на аутсорсинг, на кооперационные условия поставки. Это будет, в какой-то степени, генеральной линией перспективного развития отрасли.

А вот если мы говорим о десятилетнем периоде, то я готов спрогнозировать то, что отрасль, безусловно, серьезно изменится с точки зрения интеллектуального подхода к организации выпуска конечных изделий. Обращаясь к истории отечественного станкостроения, необходимо отметить, что в недалеком прошлом отрасль занимала 2−3 место по производству и потреблению металлообрабатывающего оборудования. Это важные показатели, которые говорят о том, что интеллект российских инженеров был и продолжает сегодня оставаться на достаточно солидном уровне.

Олеся Вишнякова, ООО «СтанкоМашСтрой»
More products
Георгий Самодуров: «Сегодня наши станки ни в чем не уступают зарубежным»
О поддержке и развитии станкостроения в России
В Советском Союзе станкостроение было одной из наиболее развитых и передовых отраслей, а сама Россия, точнее РСФСР, в конце 80-х годов занимала первое место по объемам производства станкоинструментальной продукции среди советских республик. В 90-е эта отрасль пережила тяжелейший кризис, и тем, кто сейчас ее активно развивает, приходилось восстанавливать многое практически из руин. Одним из таких амбассадоров производства является Ассоциация «Станкоинструмент». Ее офис располагается в бывшем здании Министерства станкостроительной и инструментальной промышленности СССР — так символически сохраняется преемственность отечественного станкостроения. И сейчас оно совсем не символически развивается — увеличивается количество предприятий отрасли, объемы производства и продаж, российские станки, пресса и инструмент поставляются за границу. Однако это лишь начало пути, на котором промышленников ждет много препятствий — к сожалению, продиктованных как объективными факторами, так и существующей экономической политикой.

О том, каких успехов уже удалось достичь российскому станкостроению, чего опасаются и на что надеются производственники этой сферы, рассказал член Генерального Совета Партии Дела, президент Ассоциации «Станкоинструмент», заслуженный машиностроитель России Георгий Самодуров.

— Георгий Васильевич, в конце 2020 года вы «предсказывали» отрасли станкостроения рост выпуска продукции ориентировочно на 5-6%. Сохраняете ли вы этот оптимизм по прошествии первого месяца 2021 года?

— Хотелось бы вначале сказать несколько слов о том, как мы закончили 2020 год. Несмотря на пандемию, международные санкции и последовавшие за этим финансовые сложности, предприятия Ассоциации имеют более-менее успешные показатели. По производству станков показатель составил 107,7% по сравнению с 2019 годом, станков с числовым программным управлением — 106,3%, кузнечно-прессовых и литейных машин — 106%. Снизилось производство инструментального комплекса, а это в целом 34 завода, и составило 96,3%. Конечно, это общие показатели. Есть заводы, у которых показатели производства выше среднеотраслевых, есть обратная ситуация, но в целом нужно отдать должное коллективам предприятий: несмотря на объективные сложности, они смогли их с честью преодолеть. Что же касается 2021 года, то мы сохранили свои позитивные ожидания, которые основаны не на простом оптимизме, а на принятых в прошлом году мерах государственной поддержки. Разумеется, многое зависит, в том числе и от того, как они будут реализовываться, поэтому мы со своей стороны будем пристально мониторить их претворение в жизнь. Ведь красота документа — ничто, если он не работает на практике. Любое постановление или распоряжение Правительства, другие нормативно-правовые акты и мероприятия ценны тогда, когда они способствуют улучшению работы заводов и организаций, когда в цехах предприятий выпускается качественная и современная продукция, которая находит своего потребителя. Ярким примером этому является «Программа 1432», которую предложила команда лидера Партии Дела Константина Бабкина — ход ее реализации внимательно отслеживает возглавляемая им Ассоциация «Росспецмаш». Именно в этом главная цель и смысл продвигаемых мер.

— Тем не менее, насколько можно судить, на ситуацию на рынке станкоинструментального оборудования влияет атмосфера в металлургической отрасли. В конце прошлого года вы отправляли письмо премьер-министру Михаилу Мишустину с предложением о введении квоты на поставку лома черных металлов на экспорт. Через некоторое время стало известно, что Правительство ввело таможенные пошлины на вывоз металлургической продукции. Каких последствий вы ожидаете как для станкостроительной (очевидно, положительных), так и для металлургической отрасли?

— Входящие в Ассоциацию предприятия выразили озабоченность тем, что в третьем-четвертом кварталах 2020 года произошел существенный рост цен на продукцию металлургической отрасли. Данная ситуация характерна не только для предприятий станкоинструментальной отрасли, но и всех предприятий других отраслей. Именно поэтому было подписано совместное обращение крупных промышленных ассоциаций, объединяющих предприятия автомобилестроения, сельхозмашиностроения и дорожного машиностроения, станкостроения, производителей авиационных двигателей и подшипниковой отрасли. Хочу отметить, что когда мы обращались к председателю Правительства РФ, то особенно подчеркивали, что только повышение пошлин в условиях повышенного спроса на металлургическую продукцию (сейчас он высок в Европе, Юго-Восточной Азии, Турции) вкупе с изменениями стоимости доллара к желаемому результату не приведет, так как металлургический экспорт в силу внешней конъюнктуры стал исключительно выгодным. Поэтому установление пошлин не особо влияет на снижение цены внутри страны. Для того, чтобы они снизились, необходимо насытить внутренний рынок, что затруднено в условиях большого вывоза за рубеж. Мы считаем, что помимо пошлин нужно вводить квоты на экспорт и устанавливать предельную наценку. У нас сегодня 7-8 крупнейших металлургических компаний контролируют практически полностью весь рынок. Такая централизация приводит к перекосу в сторону более выгодного экспорта, поэтому введение квот необходимо для стабилизации внутреннего рынка.

Неадекватна ситуация, при которой листовой, сортовой прокат или другая продукция в регионах дорожает на 50-60%. А есть регионы, где стоимость поднимается на 80% от первоначальной цены за полгода. Это приводит к самому настоящему коллапсу и остановке предприятий. Мы предложили Минэкономразвития РФ с отраслевыми ассоциациями отслеживать эту динамику и более оперативно на нее реагировать, а не тогда, когда цены уже выросли. Причем отмечу, что ни электроэнергия, ни тарифы железнодорожных перевозок, ни налоговые отчисления, ни заработная плата не выросли так резко,как конечная продукция металлургии. Почему же в этой отрасли так вышло? Ответ один — потому что изменилась внешняя конъюнктура, как сказал Президент РФ В.В. Путин, появилась за счет этого возможность получать сверхприбыль…

— Другой длящийся с конца прошлого года «экспортный» вопрос — это введение квот на вывоз зерна. По словам Правительства, эта мера поможет снизить цены на внутреннем рынке, в том числе и на хлеб. Многие эксперты в сельхозотрасли предрекают не снижение, а рост цен на зерно на внутреннем рынке: во- первых, сельхозпроизводители попытаются компенсировать за его счет потери на рынке внешнем, а во-вторых, внутренние цены в любом случае будут «тянуться» за мировыми. Против повышения экспортных пошлин выступила и Партия Дела. Не опасаетесь ли вы похожей ситуации на металлургическом рынке?

— Я уже сказал выше, что в металлургии высока централизация, из-за чего она вплотную подошла уже к отраслям естественных монополий по отдельным позициям. Металлурги за счет экспорта получают сверхприбыли. Из-за роста спроса в странах Европы, Юго-Восточной Азии и Турции. И это хорошо. Пусть они используют ситуацию с конъюнктурой цен на внешних рынках для решения своих внутренних отраслевых проблем. Но эта ситуация не должна автоматически распространяться на внутренний рынок. Есть набор экономических механизмов, не позволяющих это делать. А металлурги как раз искусственным образом и «подтянули» цены на внутреннем рынке вслед внешней конъюнктуре. Еще раз подчеркну: речь идет не об убытках — о сверхприбыли за счет внешнего рынка, а не о разорении большого числа производителей (как в сельском хозяйстве) в условиях перенасыщенного внутреннего рынка, что автоматически делает экспорт их основным источником дохода. К тому же если мы проследим цепочку изготовления хлебобулочных изделий, то мы увидим, что большая часть этого дохода на самом деле идет вовсе не фермеру — изготовителю зерна, а перекупщикам и оптовым поставщикам. Так что сам фермер за счет экспорта лишь немного улучшает свое положение. Именно поэтому и устанавливается предельный размер именно наценок.

— В чем сегодня больше всего нуждаются производители станков и оборудования? Вы много говорили о том, как меры Правительства помогают отрасли, но каких объективных экономических факторов опасаются производители? Что может помешать развитию отрасли в последующие годы и как этого можно избежать? Также поясните, насколько региональные власти «поспевают» за федеральными. Существуют ли в регионах какие-то местные программы и меры поддержки своих отраслевых предприятий?

— В прошлом году был принят целый комплекс мер по развитию внутреннего рынка потребления продукции отрасли. Сегодня его объем составляет около 90 млрд рублей, из которых 30 млрд — это отечественные поставщики, остальное — импорт. Поэтому одна из главных задач заключается в развитии внутреннего рынка потребления. Следующий момент — работа с платежеспособностью заказчиков, потому что, к сожалению, многие из них очень запаздывают с платежами. Мы готовим ряд предложений в этом направлении. Большая проблема связана с вопросом научного обеспечения деятельности предприятий отрасли. Реализация НИОКР и их поддержка также необходима. Конечно, очень волнует и тревожит выделение необходимого финансирования на реализацию мер поддержки.

Что касается регионов, то у Ассоциации подписаны 30 соглашений о взаимодействии с региональными правительствами и губернаторами. Мы в рамках этих соглашений обмениваемся информацией, предлагаем различные варианты мер поддержки предприятий. И, нужно отметить, практически у всех регионов есть такие меры. Это, в первую очередь, предоставление льгот по налогам на имущество, землю, прибыль в части региональных бюджетов. Также хорошо развита форма выделения финансирования из региональных фондов развития промышленности. В регионах составляются перечни системообразующих предприятий, для которых тоже предусмотрены меры поддержки. Такие механизмы есть практически у всех регионов, с которыми у Ассоциации заключены соглашения.

— В связи с предыдущим возникает вопрос о задачах Ассоциации на 2021 год. В недавнем своем интервью вы говорили, что вашими усилиями были приняты пять правительственных постановлений по поддержке отрасли. Каков ваш план на следующий год?

— Как я уже упоминал, мы будем уделять внимание реализации принятых в прошлом году постановлений Правительства, которые вводят ограничения для предприятий ВПК на закупку зарубежного оборудования при наличии российского аналога, регламентируют предоставление скидок в цене продукции для заказчика, установление квот на закупку отечественной продукции с 1 января 2021 года, а также утвержденной стратегией развития станкостроительной отрасли. Что касается новых мер, то могу сообщить о том, что более полугода мы формировали принципиальное решение поначалу двухсторонней интеграции с целью создания надежного финансового партнера и оператора для всех членов Ассоциации. Мы 20 февраля подписали соответствующий протокол и в ближайшее время объявим свои действия в этом направлении.

Подготовлен также комплекс мер по внутриотраслевой энергетической стратегии, дающей предприятиям определенные преференции в вопросах тарифной политики по электроэнергии. Серьезное внимание в 2021 году будет уделено вопросам цифровизации отрасли и предприятий. Мы установили тесные контакты с Министерством цифрового развития и надеемся на положительный результат. Есть и другие меры, которые мы будем реализовывать в этом году

— Расскажите, как обстоят дела с экспортом станкоинструментального оборудования? Существует ли он в значительном количестве и в каких странах востребованы российские станки?

—    За 2020 год на экспорт поставлено 712 единиц станков в 48 стран мира, причем есть поставки и в Европу — Германию, Италию, Францию. Есть поставки и в США, причем в Америку мы поставляем примерно столько же, сколько и импортируем оттуда. Есть поставки в Южную Корею, Японию, Китай. Причем поставляются электроэрозионные, электрохимические, электронно-цифровые станки, обрабатывающие центры, расточное и фрезерное оборудование, гибочное и раскройное оборудование и другое. Мы не уступаем по техническому уровню зарубежным производителям, однако часто проигрываем свой внутренний рынок по условиям поставки. Иностранцы могут импортировать оборудование под 15-20% авансового платежа и дают рассрочку на 5-7 лет под 2%. К сожалению, у нас такие механизмы невозможны, в том числе и потому, что у нас не развита политика протекционизма, о которой говорит Партия Дела. И не только она — финансовые механизмы поддержки производства оставляют желать лучшего. Станкостроительная продукция имеет длительный цикл производства — от 6 до 12 месяцев. Собственных оборотных средств предприятиям не хватает, поэтому приходится брать заемные кредитные ресурсы, которые в нашей стране необычайно дороги. Об этом тоже говорит Партия Дела, и говорит верно, ведь наши станки зарубежным ни в чем не уступают, однако проводимая экономическая политика буквально тормозит их производство.

— В недавнем интервью ИА REGNUM вы подробно рассказали о вашем профессиональном пути от мастера до генерального директора предприятия и о том, как вы работали в Ассоциации. Позвольте задать вам личный вопрос: а что для вас является самым главным помимо любимого дела? В чем помимо него вы видите цель и смысл своей жизни?

— То, что мне помогает и вдохновляет, — это увлечение книгами. Я со студенческих времен собирал библиотеку — тогда, в советское время, купить книги было непросто. Можно было получить талончик на подписку книг и журналов за 20 килограмм собранной макулатуры, так что приходилось изрядно потрудиться, чтобы добыть то или иное издание. Если говорить об активном отдыхе, то очень люблю бывать на рыбалке, проводить время с семьей, заниматься с внуком конструированием. Именно семья, дети — чем старше становишься, тем отчетливей понимаешь, что это придает твоей жизни смысл и опору для того, чтобы заниматься профессиональным делом. Передача своего опыта — главное для них и для тебя.
More products
«Импульс к развитию: как производство в РФ преодолевает кризис»
2020 год по праву можно назвать одним из самых сложных в новейшей истории России. Пандемия коронавируса и последовавшее за ней критическое падение многих отраслей тяжёлым катком проехалась по экономике нашей страны, итак находящейся в непростом положении. Однако есть и те, кто сумел выжить в этой ситуации — причём практически безо всякой поддержки. Как когда-то в 90-е — пожалуй, именно сейчас можно с полным правом вспомнить это время и сравнить с ним происходящее. О том, как производство смогло сохраниться тогда и о том, как ему удаётся преодолевать нынешний кризис, в интервью корреспонденту ИА REGNUM рассказал президент Ассоциации «Станкоинструмент», заслуженный машиностроитель России Георгий Самодуров.

— Георгий Васильевич, вы весной прошлого года говорили, что «уровень импортной зависимости отрасли имеет тенденцию к сокращению: по 2018 году он составил 65−68%, тогда как еще 5−7 лет назад это было 90−92%». Какие сейчас, в конце 2020 года, показатели в станкостроении? Каковы ваши прогнозы на 2021 год?

— Мы отмечаем за 2019 год дальнейшее сокращение импортной зависимости на 2−3%. Если же говорить о 2020 годе, то количество поставляемого оборудования сократилось на 30%, на 50% по стоимости. Это нас не особо радует, так как получается, что предприятия закупают больший объём простого и универсального оборудования. Во многом это связано с понижением курса рубля и недостаточностью финансовых ресурсов у покупателей. Но если взглянуть масштабно, то это — путь к снижению технологического уровня страны. Что же касается деятельности отрасли в целом, то по итогам 9 месяцев мы можем отметить, что выпуск станкостроительного оборудования составил 104%, кузнечно-прессового и литейного оборудования — 109%, выпуск инструментов всех типов — 96%. Это три ключевых комплекса в станкоинструментальной отрасли, и на первый взгляд показатели успешные. Однако нужно учитывать, что производство инструмента сократилось, а станкостроение, кузнечно-прессовое и литейное — это продукция с длительным циклом производства. Поэтому в этих направлениях отследить тенденции за короткий промежуток времени сложно. Проявят себя и другие факторы, когда мы будем подводить итоги всех 12 месяцев. Падение курса рубля положительно сказалось на экспорте, а удорожание импортных комплектующих, наоборот, приводит к росту стоимости отечественных станков, прессов. В 2021 году мы ожидаем рост выпуска продукции заводов отрасли ориентировочно на 5−6%. Разумеется, пандемия повлияла и на нас, но, к счастью, не было ни одного предприятия в Ассоциации, которое полностью бы прекратило свою работу. Конечно, приходилось снижать и оптимизировать затраты, ограничить число работающих.

— Недавно в газете «Коммерсантъ» вышла статья «Санкционка оказалась незаменимой», в которой эксперты подвели неутешительные итоги программы импортозамещения в АПК — поставленных в 2014 году показателей достичь не удалось. Вы же в прошлом году подчёркивали, что «принятые на уровне правительства меры господдержки дают колоссальный импульс развитию» в вашей отрасли. Чем, на ваш взгляд, объясняется такая разница в эффективности программ поддержки? Какие меры предпринимало Правительство в отношении станкостроения?

— Мне сложно говорить о продукции АПК, но в нашей отрасли они именно что дают импульс к развитию — ведь важно в первую очередь это, а не прямые финансовые вложения, хотя последние тоже необходимы. Когда я говорил о мерах поддержки, то имел в виду действующее тогда Постановление Правительства № 239, а сегодня — № 616 от 30.04.2020 г. «Об установлении запрета на допуск отдельных видов товаров станкоинструментальной промышленности, происходящих из иностранных государств, для целей осуществления закупок для нужд обороны страны и безопасности государства». Ведь оно создает условия для увеличения рынка внутреннего потребления продукции отрасли с помощью нефинансовых мер. Причём, отмечу, практически никаких усилий со стороны государства и денежных вливаний это не требует. Но это дает очень важную информацию для заводов отрасли о том, какая продукция понадобится в дальнейшем. Анализ технических характеристик позволяет и предприятиям, и научным организациям более предсказуемо строить научно-исследовательскую работу, теснее контактировать с предприятиями военно-промышленного комплекса. Но, к сожалению, за последние год-полтора чиновники эту работу очень сильно перестроили и далеко не в лучшую сторону. Это не только мое мнение, но и многих моих коллег. Меры, которым положило начало Постановление правительства РФ № 56 от 07.03.2011 года (о запрете и ограничениях для предприятий ВПК на закупку товаров из-за рубежа — прим.), оказывают уже не тот эффект.

В апреле 2020 года я как президент Ассоциации обращался с письмами к председателю Правительства Р Ф Михаилу Мишустину, первому заместителю Председателя Правительства Андрею Белоусову, министру финансов Антону Силуанову и министру торговли и промышленности Денису Мантурову, в которых описал ключевые условия для развития отрасли. И это в какой-то степени принесло свои результаты. За этот год вышло целых пять правительственных Постановлений по станкостроению. Принята «Стратегия развития отрасли до 2035 года», выделены субсидии на закупку оборудования отрасли заказчиками; авансы при закупке станкоинструментальной продукции должны быть до 80% и другие.

— Президент Ассоциации «Росспецмаш» Константин Бабкин, который также продвигает подобные меры для отрасли сельскохозяйственного, специального, пищевого машиностроения, считает, что господдержка должна быть едина для всех отраслей производства: протекционизм, мягкая денежно-кредитная политика и стимулирующая налоговая политика. Отчасти это применяется при поддержке сельхозмашиностроения (в рамках Постановления правительства № 1432). Однако, к сожалению, по его мнению, такая системная политика не проводится. Согласны ли вы с его позицией?

— Конечно, согласен. Мы видим ту кредитно-денежную политику, которую проводит финансово-экономический блок правительства совместно с ЦБ. Последний при росте инфляции говорит: процентные ставки на заёмные ресурсы должны соответствовать уровню инфляции плюс маржа банка. То есть инфляция растёт — стоимость кредитов растёт. Когда же идёт обратный процесс, никто почему-то ничего в соответствии с инфляцией не приводит кроме каких-то странных аргументов: макроэкономические показатели, мол, не позволяют. А налоговая система — разве она стимулирующая? Почти во всех развитых странах если ты вкладываешь деньги в развитие своего производства и несешь затраты на создание современного оборудования, при получении прибыли они учитываются и в полном объеме не облагаются налогом. У нас этого нет. При этом накоплен огромный потенциал в самых разных отраслях: за прошедшую неделю поднялись МС-21 и Ил-114 с российскими двигателями, полетела тяжёлая ракета российского производства… «Ростсельмаш», совладельцем которого является Константин Бабкин, выпускает суперсовременные комбайны. Станкостроители выпускают сложные станки с числовым программным управлением. Возможности колоссальные, но для их реализации нужен протекционизм, и это понимают во всём мире. Но нам пока приходится каждому в своей отрасли продвигать хоть что-то. Хорошо, что правительство Мишустина в этом направлении начало активно действовать.

— Георгий Васильевич, вы работали на руководящих постах в различных машиностроительных предприятиях с 1976 года. Что происходило с производством в позднем Советском Союзе и 90-е? Вы видели процесс изнутри — скажите, как так получилось, что огромное советское наследие было уничтожено если не практически подчистую, но в большинстве своём? Разрушены производственные цепочки, забыты технологии, уволены кадры. Как, на ваш взгляд, можно было бы этого избежать?

— Я стал работать генеральным директором достаточно крупного предприятия (до 5000 человек) в 1986 году — мне не было ещё 33-х лет. На этом же предприятии в течение десяти лет до своего назначения я прошёл путь от мастера до главного инженера. Практически 5 лет, до 1992 года, мне пришлось поработать в условиях плановой экономики и затем двенадцать, до 2003 года, в так называемом «рынке» в качестве генерального директора. Так что я в полной мере ощутил и сформулировал свое видение одной и другой системы. Оставлю в стороне идеологические подходы, сейчас не об этом. Если говорить об оценке деятельности генерального директора в условиях плановой системы, то она сводилась к способности правильно организовать производство, обеспечить выполнение доведенных до предприятия плановых показателей по выпуску оборудования в нужном количестве, номенклатуре, изготовлении опытных образцов новых изделий. То есть главное — выполнить план любой ценой. Куда дальше будет отправляться эта продукция, где взять финансы для организации производства — это были второстепенные вопросы.

В условиях рыночной экономики (хотя я считаю, что ее нет в полном объеме и сейчас) руководителя предприятия оценивали по его способности организовать продвижение и продажу продукции в установленный срок, обеспечить финансирование для оборотных средств предприятия. Видите разницу? Это диаметрально противоположные задачи, требующие разной организационной структуры; разного подхода к имущественному комплексу заводов, к технологическим цепочкам. В плановой экономике на предприятиях производилось все, от заготовки до готового изделия. В условиях рынка это невозможная задача — трудно сбалансировать все технологические переделы. Нужны серьезные преобразования, но мгновенно это сделать невозможно, этому нужно учиться, делать все поэтапно при обязательной поддержке государства. А оно заняло выжидательную позицию наблюдателя — авось, сами как-нибудь выкарабкаются. И пошло то, о чём вы говорите: разрыв цепочек, утрата уникальных технологий и кадров. С экономикой так поступать, как поступали в 90-е, нельзя. Нельзя было сразу акционировать и приватизировать всю крупную промышленность, нужно было начинать с малого и среднего предпринимательство, со сферы услуг. Но тогда на всех уровнях управления к власти пришли популисты, которые никогда не работали на реальном производстве и были больше заняты политическими интригами, чем сохранением собственной экономики.

— Вы возглавили «Станкоинструмент» в 2004 году. С какими тогда проблемами и вызовами вам пришлось столкнуться? В каком состоянии была отрасль и что вы предприняли для её возрождения?

— В Ассоциацию «Станкоинструмент» я пришел в 2003 году первым вице-президентом по приглашению Паничева Николая Александровича, министра станкостроительной и инструментальной промышленности СССР, человека, прошедшего путь от токаря до члена Правительства. Он многому меня научил и сам настоял, чтобы я в 2004 году возглавил Ассоциацию. Мне в этом плане здорово повезло, потому что Николай Александрович обладал колоссальным опытом и четко представлял, в каком направлении должно идти развитие станкоинструментальной отрасли.

Вначале мне пришлось много работать над тем, чтобы в Ассоциацию пришли все производители станков, прессов, инструментов. Мы начали устанавливать тесные контакты с регионами, заключать соглашения с техническими университетами страны для научной поддержки предприятий, взаимодействовать с мировыми национальными и российскими отраслевыми ассоциациями. Продвигать интересы станкостроения в Государственной Думе, министерствах и ведомствах, департаменте промышленности и инфраструктуры аппарата Правительства. Мы включились в подготовку правительственных постановлений и распоряжений по отрасли, разрабатывали и принимали стратегии развития отрасли.
Я понимал масштаб и значимость происходивших изменений и осознавал, что нужно перестроить подход к созданию продукции. Все крупные заводы, работающие с полным циклом, приходилось убеждать проводить структурные изменения, чтобы и сохранить производство, и научиться продвигать продукцию. Крупным предприятиям, которые выпускали ключевое оборудование, необходимо было тесно кооперироваться с малыми, более мобильными предприятиями, которые выпускали детали для этого оборудования. Эту задачу я для себя в 2004 году чётко понял. И мы работаем над её решением последние десять лет. Не выжить и без качественной подготовки кадров — ведь у нас практически уничтожено обучение рабочим процессам. Все эти годы государство говорило: вам нужны рабочие — вы и готовьте. Но так нельзя, не должен предприниматель и производственник брать на себя полностью обязанности по обучению. К счастью, в последние годы ситуация стала меняться.

— Константин Бабкин, которого мы упоминали в связи с производством, также является лидером «Партии Дела», членом Генсовета которой вы недавно стали. Почему вы решили его поддержать в политическом поле?

— Чем дольше я занимаюсь вопросами производства в сфере станкостроения, тем больше понимаю, что промышленники должны объединяться. К сожалению, те общественные структуры, которые существуют, скорее работают на крупные олигархические предприятия и госкомпании. Единственная сейчас работающая организация подобного рода — Торгово-промышленная палата, Совет по промышленному развитию и конкурентоспособности экономики России которой как раз возглавляет Константин Бабкин. По сути, он продвигает интересы отечественного производства, которое даёт рабочие места сотням тысяч человек и платит миллиарды налогов в бюджет государства. Я принял решение стать членом «Партии Дела» и войти в состав её Генсовета для того, чтобы иметь возможность более активно продвигать интересы отечественных машиностроительных предприятий. Я вижу, сколько реально в этом направлении делает Константин Анатольевич в последние годы, и считаю, что мы должны все объединиться и помочь ему.
Официальный Ютуб-канал Ассоциации «Станкоинструмент»
На канале публикуются видеоматериалы Ассоциации «Станкоинструмент», предприятий, входящих в Ассоциацию, а также значимые отраслевые события.
«Проблемы импортозамещения в России»
ИЮНЬ 2021 г.
На вопросы Максима Калашникова (Федеральный Совет Партии Дела) отвечает член Генерального совета Партии Дела, президент Ассоциации «Станкоинструмент» Георгий Самодуров. Интервью состоялось в Ассоциации 10 июня 2021 года.
«Станкостроение в России: что в реальности происходит с отраслью?»
МАРТ 2021 г.
Предлагаем вашему вниманию выступление президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г. В. в прямом эфире передачи «Царьград: Главное» на телеканале «Царьград ТВ». Были рассмотрены итоги прошедшего 2020 года и перспективы развития отрасли на 2021 год, почему отечественные предприятия отрасли проигрывают свой внутренний рынок станкостроения, какие реальные шаги необходимо сделать для выправления ситуации.
Материалы к Общему собранию Ассоциации 3 марта 2021 г.
МАРТ 2021 г.
3 марта 2021 года состоялось годовое Общее собрание членов Ассоциации «Станкоинструмент». В связи с эпидемиологическими ограничениями собрание проводилось в режиме видеоконференции с использованием платформы ZOOM. В собрании приняли участие представители более 80 предприятий, входящих в Ассоциацию, а также ряд приглашенных лиц и организаций, включая представителей Банка «Столичный Кредит».
Конференция «Проблемы внедрения концепции Индустрия 4.0»
ОКТЯБРЬ 2020 г.
21 октября 2020 года «ТЕХНОСФЕРА» и редакция журнала «СТАНКОИНСТРУМЕНТ» провели конференцию в честь 5-летия издания. Она была посвящена проблемным вопросам внедрения концепции «Индустрия 4.0». В конференции приняли участие заместитель председателя Коллегии ВПК Бочкарев О.И. и президент Ассоциации Самодуров Г.В.
Заседание Совета Директоров Ассоциации на площадке компании «СтанкоМашСтрой»
ОКТЯБРЬ 2020 г.
В Пензе на базе компании «Станкомашстрой» прошел Совет Директоров Ассоциации «Станкоинструмент». Участники обсудили положение дел в отрасли и меры государственной поддержки.
Выступление Михаила Мишустина, октябрь 2020 г.
ОКТЯБРЬ 2020 г.
Выступление Михаила Мишустина по поводу «Стратегии развития станкоинструментальной отрасли на период до 2035 года». Обсуждаемый документ можно скачать с нашего сайта по ссылке.
Презентация нового обрабатывающего центра АГФЗ
СЕНТЯБРЬ 2020 г.
Президент Ассоциации «Станкоинструмент» Самодуров Г.В. принял участие в презентации нового обрабатывающего центра «Алтайского геофизического завода», являющегося членом Ассоциации «Станкоинструмент».
Общее собрание Ассоциации 2020 г.
МАРТ 2020 г.
Выступление президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г.В. на Общем собрании Ассоциации.
Выступление Самодурова Г.В. на выставке в Казани в 2019 г.
ДЕКАБРЬ 2019 г.
Выступление президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г. В. на открытии выставки «Машиностроение. Металлообработка. Сварка. Казань 2019»
Интервью президента Ассоциации Самодурова Г. В. о выставке «Технофорум-2019»
ОКТЯБРЬ 2019 г.
Интервью президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г. В. о выставке «Технофорум-2019»
«Крах закономерен»
ОКТЯБРЬ 2019 г.
Выступление Президента Ассоциации Самодурова Г. В. 10 октября 2019 года в передаче «Точка зрения» телеканала «Красная линия».
Интервью президента Ассоциации Самодурова Г. В. о выставке «Металлообработка-2019»
МАЙ 2019 г.
Краткое интервью президента Ассоциации Самодурова Г. В. о международной выставке «Металлообработка-2019»
Выступление В. В. Путина на экономическом форуме «Деловая Россия» 2019 г.
ФЕВРАЛЬ 2019 г.
Фрагмент выступления Президента РФ Путина В.В. на форуме «Деловой России» в 2019 году об отечественном станкостроении.
Состояние отечественного станкостроения
ОКТЯБРЬ 2018 г.
Выступление на научной конференции в рамках выставки «Технофорум-2018» Юденкова Н.П., чл. корр. Российской Инженерной Академии, директора по связям с промышленностью и госструктурами Ассоциации «Станкоинструмент».
Выступление президента Ассоциации Самодурова Г. В. на открытии выставки «Металлообработка-2018»
МАЙ 2018 г.
Приветственное слово президента Ассоциации «Станкоинструмент» Самодурова Г. В. на открытии международной выставки «Металлообработка-2018»
Интервью Паничева Н. А. на выставке «Металлообработка-2017»
МАЙ 2017 г.
Интервью Николая Паничева, Почетного Председателя Совета Директоров Ассоциации «Станкоинструмент» на международной выставке «Металлообработка-2017».